Как Юджин О’Нил представляет театр и особенности

Драматург Юджин О’Нил умер 70 лет назад, но его мнение все еще представляет интерес для культурологов и любителей театра.

Особенно сейчас, когда пьеса стала еще более условной, чем раньше. Многие предпочитают посмотреть новости культуры на https://md-eksperiment.org, а не по телевизору, и высказывания драматурга могут показаться им любопытными.

О пропаганде

О’Нил отрицал пропагандистские пьесы. Он считал, что добавление открытой пропаганды только отталкивает зрителя. Соответственно, сообщение не выполняет свою цель, не влияет на человеческое сознание.

Образцами удачной пропаганды он считал произведения, в которых показывают реальных людей с их проблемами. Пьесы, где отражается реальное положение вещей, по мнению драматурга, оказывают самый сильный пропагандистский эффект – зритель может ассоциировать себя с персонажа и сопереживать им. А прямая пропаганда, напротив, возводит дистанцию между действием и наблюдателем.

Например, одной из эффективнейших пропагандистских пьес он считал «На дне» Горького. К пропаганде театрал относил и собственную «Волосатую обезьяну». Главный герой, Янк, утратил существовавшую в прошлом гармонию и не сумел найти новую. Попытка вернуться к прошлому убивает его. Фактически это очень старая тема: борьба человека с собственной судьбой.

Об условности

Экспрессионизм и абстракцию О’Нил отвергал. По мнению драматурга, экспрессионизм создает дистанцию между зрителем и действием. Условные персонажи, отсутствие полноценных характеров призваны передавать позицию автора напрямую, но на практике мешают погружению и не дают раскрыть тему.

Экспрессионизм заявляет: герой на сцене слишком увлечен собой, и зрителю там нет места. О’Нил не согласен. Он верил, что именно сопереживание – мощнейший инструмент. Персонаж должен восприниматься как живой человек.

Но вклад экспрессионистов в развитие театрального искусства мастер не отрицал. Только видел его оригинально: по его мнению, это направление привнесло в драму динамизм. Оно лучше адаптировано к современной жизни. Поэтому отдельные элементы заимствоваться можно и нужно, но о характере персонажей забывать нельзя.

За кулисами

О’Нил предпочитал крупные формы. Одноактные пьесы он считал слишком маленькими для полноценного раскрытия темы. Это отличный способ создать зарисовку, задать настроение, но полноценно развернуться не выйдет. Драматург предлагал выход: объединить несколько одноактных пьес общим сюжетом или действующими лицами. На самом деле прием достаточно старый – его использовал еще Шекспир.

Любопытно, но драматург быстро бросил посещать театр. Дело в том, что он достаточно долго проработал за кулисами. Когда он смотрел на сцену, он видел слаженную или не очень, но работу, и это мешало погружению. Поэтому О’Нил не посещал даже собственные спектакли.